Анонимное лечение

8-800-100-93-01

Звонок бесплатный

Наркотики и суицид, история выздоровления

История молодой девушки Анастасии, описание ее жизни до и после принятия наркотических веществ. Наркотики полностью разрушили жизнь девушки, чуть не довели до самого страшного. Благодаря поддержке близких и помощи реабилитационного центра, у Насти появился шанс на новое, светлое будущее.

История со слов Насти

Меня зовут Настя, мне двадцать четыре года. Мне было двадцать два, когда я впервые попробовала употребить наркотики. До этого я жила ярко и разнообразно, вела активный образ жизни: занималась спортом, много путешествовала.

У меня была семья, а потом она распалась. После этого появились наркотики. У меня есть ребенок, и я мало времени проводила с ним, когда начала употреблять вещества. Во время употребления, я просто присутствовала, как мать, но не принимала особого участия в его жизни.

До появления наркотиков я была увлечена бизнесом, занималась несколькими проектами. Общалась с людьми. Когда наркотики пришли в мою жизнь, все это стало не интересно. Мало что могло меня заинтересовать, главным стало общение с употребителями и способы достать вещество.

Поначалу после употребления наркотических средств наступала эйфория, мне все очень нравилось. Жизнь казалась мне более яркой и насыщенной в моменты употребления. Но так называемый «розовый период» длился недолго, около полутора месяцев. Когда он прошел, я начала испытывать постоянную паранойю. Я переживала, постоянно нервничала. Ухудшились отношения со вторым мужем, с которым мы вместе употребляли. Дома постоянно были истерики, крики. Соседи часто вызывали сотрудников милиции, потому что происходящее в квартире казалось им странным — непонятные звуки, крики.

Общение с родителями и ребенком сходило на нет. Стало только формальным — я привозила себя, но никак не участвовала в жизни близких людей. Старалась избегать общения. Вскоре я потеряла много проектов и ушла с одной работы. Лишилась заработка, чтобы появилась возможность чаще употреблять.

Был бизнес, открытый вместе с родителями, в нем я тоже постепенно свела свое присутствие на нет. Общалась только по телефону. Дошло до такого, что вовсе перестала выходить из дома. Моя жизнь пришла в тупик.

Последние три месяца моих употреблений проходили на квартире, в которой люди занимаются продажей наркотиков. Дело в том, что за последние месяцы я развелась со своим мужем и практически переехала в это место. Моя жизнь сильно изменилась, потому что употребление стало ежедневным. Я отвозила ребенка родителям, практически ее не забирала, только раз в неделю. Объясняла тем, что сейчас лето, мне нужно работать и отдыхать. Я перестала выходить из этой квартиры. В один из дней, в июле этого года, ее взорвали. Приехал ОМОН. Нас всех приняли, и я провела ночь в участке.

Через два дня после этого я приехала к своим родителям. Физическое состояние было ужасное, вес на десять килограмм меньше нормы. Действие наркотиков еще не закончилось, и родители заметили, что со мной что-то не так. Они сказали, что я наркоманка. Я всячески это отрицала, была напугана. На тот момент, я не спала четыре дня. У меня были страхи из-за того, что случилось в квартире. Уже было заведено уголовное дело, но я еще не знала, кем буду там фигурировать, поэтому не сказала родителям. Мы очень сильно поссорились, ночью я убежала из дома в истерике.

Было очень страшно. Убежав из дома, я направилась к трассе. Я не знала что мне делать — не было ни телефона, ни денег, ни ключей от машины или квартиры. Хотелось покончить жизнь самоубийством. Несколько раз я попыталась броситься под машину, но слишком боялась, чтобы довести дело до конца. У меня была настоящая истерика, со слезами и криками. Это происходило за городом, на трассе М4.

В один момент я бросилась под фуру. Водитель остановился, выбежал и заплакал. Он спрашивал, зачем я это делаю. Признался, что дома его ждет ребенок, которому всего полтора года. Своими действиями я могла отправить человека в тюрьму и лишить маленького ребенка отца.

Я плакала. Водитель фуры предложил подвезти меня до города. Я сказала, что останусь здесь. На трассе, в платье, вся грязная. Он стоял около двух минут с закрытой дверью машины. Позже я просто открыла дверь и сама попросила меня подвезти. Я приехала к подруге, позвонила маме и призналась, что у меня проблемы. Мне нужна была помощь. После этого мама отвезла меня на детокс и реабилитацию. Моя жизнь пришла в тупик, я чуть не попала в тюрьму, пыталась покончить с собой. Для меня это определенное дно. Желания жить не осталось.

Когда я попала на реабилитацию, почувствовала, что здесь меня понимают. Здесь такие же люди, как я. В употреблении меня постоянно преследовала мысль, что со мной что-то не так. Паранойя, о которой я никому не рассказывала. Попав на реабилитацию, я поняла, что вокруг находятся люди с такими же мыслями, с такой же проблемой. Меня здесь понимают и принимают. Меня слушают и говорят, что у других людей все точно так же, что с этой ситуацией можно справиться.

Я поверила, хотя мне не совсем нравилось то, что со начало происходить с телом и мыслями. Трезвея, я сталкивалась с эмоциями и переживаниями, которые привыкла перекрывать с помощью наркотиков и алкоголя. Поначалу было тяжело, но я доверилась врачам, которые говорили, что есть возможность вернуть себе нормальную жизнь.

Прошло больше пяти месяцев. Я полностью доверяю врачам, потому что уже чувствую себя иначе. Голову заполняют светлые мысли. Я верю, что налажу отношения с семьей. Если сохранять трезвость, у меня появится будущее. Жизнь дальше возможна. Я могу дать ребенку полноценную, любящую мать, а не только свое физическое присутствие. Благодаря реабилитации, я поверила в себя и почувствовала, что из моей проблемы есть выход. Нужно только захотеть.

Я хотела бы поддержать людей, которые сейчас находятся в употреблении или сложной жизненной ситуации. Из этого есть выход, достаточно просто попросить о помощи. Раньше я боялась признаться родителям в наркомании, но, когда я сказала правду, они предложили мне руку помощи, которую я приняла. Меня не отвергли и отнеслись с пониманием, сочувствием. За это я очень благодарна. Я знаю, что у меня есть выход.