Анонимное лечение

8-800-100-93-01

Звонок бесплатный

БОРЬБА ЗА ЖИЗНЬ СЫНА| ОТЗЫВ МАТЕРИ АЛКОГОЛИКА

Добрый вечер. Если вы меня сейчас слушаете – то, по видимому, у нас с вами общие проблемы. Мой взрослый сын страдает алкоголизмом. Это страшная химическая зависимость, которая приходит очень неожиданно, потому что мы чаще всего не осознаем. Ведь многие пьют, и не с каждым происходит такая беда, как у нас. Для того, чтобы мой сын рос нормальным человеком, я много с ним беседовала и думала, что, в общем то, моих забот и информации будет достаточно для того, чтобы его не коснулась эта беда. Но так сложилось, что жизнь проходит своим путем. Алкоголизм… ее, эту болезнь, не принимают как сами пьющие, так и люди, живущие рядом с ними. Потому что думают «ну все же выпивают, ничего страшного». Но, на самом деле, эта болезнь постигает тех, которые имеют группу риска: это наследственность, травмы центральной нервной системы, эмоциональные перегрузки и много других факторов, которые складываются вместе и получается беда.

 

Первая рюмка – она, как бы, ничего не значит вроде бы, для любого человека. А для того, который уже склонен быть зависимым, она является отправным моментом, потому что сначала не замечая того, человек начинает просто получать удовольствие, которое он испытал от первой рюмки, и выпить еще. Проходит время, хочется расслабиться, снять стресс, выпить еще. И так постепенно формируется болезнь. Я рассказываю общими фразами, но все это относится именно к моему сыну и, наверное, к большинству таких же страдающих людей.

 

На первых этапах мне не удавалось контролировать, как проходит жизнь сына. Мне казалось, что я смогла дать ему образование… ранний брак его, перегрузки… сначала, как раз, и привели к тому, что сначала по чуть-чуть. С каждым разом все больше. Потом начались запои. Заканчивалось все тем, что ему становилось очень плохо. И на что он соглашался – это только провести детокс, либо по настоянию жены закодироваться. Но проходило время и как-то все возвращалось на свои круги, эта химическая зависимость. Потому что причина не устранена, она только приостановлена.

 

Я только сейчас понимаю, что нужно было как-то настоять, но характер и биологические особенности моего сына мне не позволили на том этапе. Он сказал, что он самостоятельный и может решить свои проблемы сам. В принципе, мы с отцом дали ему все, чтобы получилось в этой жизни у него хорошо, как нам казалось: есть где жить, хорошая работа. Но этого оказалось недостаточно. Срывы повторялись и повторялись, и с каждым разом усугублялось то состояние, которое уже, как бы, превратилось в болезнь, потому что алкоголь… организм уже не мог находиться без алкоголя, и требовались постоянные дозы. Но вот эти наши абортивные методы лечения привели к тому, что на сегодняшний день он имеет уже хроническую как бы стадию, и последний его запой, который, как он объясняет, получился в результате наслоения тяжелых жизненных ситуаций, неприятностей на работе, и потом уже алкоголь. Но, на самом деле, это только оправдание. Потому что только на первом этапе сначала мы можем сказать, что болезнь как бы заманивает и дает возможность расслабиться от перегрузок. А потом уже алкоголь требует, чтоб его пополнили организму, и тогда он уже включает разрушительную свою силу и включаются вот эти все проблемы, которые я озвучила, произошли с моим сыном.

 

Он был в очень тяжелом состоянии, и мы с отцом, особенно отец, был в таком отчаянии, что сказал, что я больше не могу. Пусть будет, как будет. У меня не хватило на это сил, я все-таки обратилась за помощью к врачам, которые сняли интоксикацию. Но последствия, которые возникли в результате этого, потому что страдают уже другие органы и системы всего организма. И вот эта безысходность, боль, потерянность самой себя… я просто не знала, что делать дальше. Я понимала, что если сейчас опять остановиться на этом, то ничего хорошего из этого опять не выйдет. И врач больницы посоветовал мне реабилитацию. Я не слышала давно, но так как решения всегда принимал сын и он никогда не считал себя больным, у меня не было такой возможности на ранних этапах обращаться в реабилитационные центры. Но в этот раз я приняла решение взять на себя такую ответственность – постараться уговорить, на сколько это было возможно, сына. Ну уговоры были такие: он просто пошел мне на уступки, как мне показалось. Но я все-таки позвонила в центр и ни минуты не сомневалась, что вот именно туда я должна была отправить своего сына, может быть даже еще и раньше. Поговорив с руководителем Дмитрием Владимировичем, я почувствовала, что именно в этом центре мой сын не будет одинок, он начнет работать над собой под руководством профессионалов, потому что в одиночестве, даже в окружении близких, с этой болезнью не справиться. Потому что психологические проблемы, которые развиваются с этой болезнью, они отгораживают больного от родственников, потому что нарушается вот эта доверительная часть, так как они считают, что их не понимают. А в центре дают возможность человеку подумать над своими проблемами. И я вижу, что, в общем-то, это не напрасно, я сейчас понимаю, что он защищен от того воздействия, которое наступало после предыдущих выхаживаний из запоя. Да, это ограничительные меры. Но они, видимо, необходимы, потому что процесс был достаточно длительный формирования этой болезни, и выход из нее, естественно, тоже должен быть длительным. Я это уже понимаю. Не знаю, насколько понимает сын, но я верю специалистам, которые работают в этом центре: кураторы, психологи, врачи — они делают все необходимое, чтобы мой сын посмотрел на свою жизнь другими глазами ив се-таки изменил свое отношение ко всему. И я верю, что он придет к трезвому образу жизни. И хочется верить, чтоб он понимал, что это процесс достаточно длительный, и эта болезнь, которой он мучается, сейчас не признает, но с ней можно бороться, если руководствоваться инструкциями, советами тех людей, которые знают эту проблему, которые прошли через нее сами, которые уже понимают, что решать ее можно. И только нельзя оставлять без внимания тот факт, что родственники, они … в принципе, если в их планы входит помочь своему близкому человеку, страдающему алкоголизмом, нужно набраться терпения и веры прежде всего, и понимать, что помогая на первом этапе, мы должны себя научить жить по-другому, чтобы на ши дети, страдающие алкоголизмом, или близкие люди нам, не зависели от нас и наших мнений, чтобы они сами хотели этого.


«Я хочу сказать спасибо судьбе наверное, за то, что мне на моем пути попался центр именно этот, потому что это для меня первый шаг. Надеюсь, и для сына моего первый шаг. И для ваших близких, которые страдают этой проблемой, — не стесняйтесь, сделайте этот шаг. И намного будет легче. Спасибо»